Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Легко ли быть образцовым домом?

Легко ли быть образцовым домом?
Фото sm-news.ru
«Как председатель наблюдательного совета Фонда ЖКХ я объехал всю страну, но такое вижу впервые. Надо Сергею Собянину рассказать эту историю, может решит применить ваш опыт». Любопытно, какой смысл вкладывал в эти слова приехавший в Карачаево-Черкесию Сергей Степашин, выступая на днях перед жителями Черкесска и вручая им табличку дома образцового содержания?

После сказанных невпопад слов даже от уважаемого человека порой хочется провалиться вместо него. Примерно такое чувство посетило во время торжественной церемонии вручения жильцам одной из многоэтажек Черкесска таблички и статуса «дом образцового содержания».

Кому представитель госкорпорации хотел предложить перенять опыт столицы Карачаево-Черкесии? Московскому градоначальнику?

Так в Первопрестольной таких реализованных проектов пруд пруди. Что в бизнес-центрах, что в некоторых спальных районах. Да, что там российская столица?! Подобные многоярусные дворы давно радуют жителей Барнаула, Геленджика и ряда других городов. Поэтому фраза Сергея Степашина больше смахивает на попытку порадовать радушных хозяев, в том числе Главу КЧР Рашида Темрезова, чем на рассказ о реальном положении дел. Ничего не имею против собственников квартир и организации, которая обслуживает дом по Красноармейской. Они молодцы, что поддерживают здание и прилегающую к нему территорию в состоянии картинки из глянцевого журнала. Всё на самом деле красиво, уютно, комфортно и, что не менее важно, эксплуатируется, а не находится под семью замками. Однако стоит ли удивляться тому, что многоэтажка 2013 года постройки в итоге получила признание экспертов в области ЖКХ?

Большая часть капитальных жилых строений Карачаево-Черкесии размещены в Черкесске, из них примерно 99 процентов зданий намного старше новоиспечённого «образцового дома». После посещения многих дворов города так и напрашивается риторический вопрос: разве были в республике другие претенденты на почетный статус?

Увы, многие дома о подобном могут лишь мечтать. Даже после качественного ремонта их территорий в рамках федеральной программы «Городская среда». Причин здесь несколько. Как бы хорошо строители ни благоустроили двор, он никогда не поразит своей красотой, не станет для людей комфортным, пока не будет отремонтировано само многоэтажное строение. В нём хочется жить, а не существовать под звуки стекающей с потолка дождевой воды или проникающего сквозь щели принизывающего до костей холодного ветра. Но реализация программы капитального ремонта осуществляется крайне медленно, да и потребности рассыпающихся на глазах построек намного больше возможностей и ресурсов исполнителей. В результате на выходе имеем необходимость уже не ремонта, а массового обновления жилого фонда. Кстати, интересно, по какому принципу в регионе определяли ветхие и аварийные дома, если на 2012 год такими были признаны всего 93 многоэтажки? По всей республике!

И каким образом за следующие четыре года незаметно для общественности удалось переселить людей из 69 таких аварийных строений? А в городе за последнюю пятилетку вспоминается минимальное количество случаев предоставления гражданам жилья вместо морально и физически устаревшего. Три года назад около 200 человек переехали в четырехэтажное здание по улице Октябрьской из приказавших долго жить 3-5 маленьких заводских построек. Всё! То есть остальные многоэтажки региональной столицы можно считать этакими нерушимыми исполинами? Как бы не так! Поэтому странно слышать о 100-процентом завершении в Карачаево-Черкесии первого этапа переселения граждан из непригодных для обитания (даже не жизни) зданий. Хотя именно об этом, а также о старте следующей части программы было заявлено во время торжественного мероприятия в центре Черкесска.

В настоящее время жилой фонд города примерно наполовину состоит из построек «хрущёвского периода», зданиям по 50-65 лет. Возможно, они и простояли бы ещё столько дет лет, но лишь при своевременном вмешательстве ремонтников и бережном отношении к имуществу самих людей. Однако за последние пару десятилетий не было замечено ни первого, ни второго. Собственно, поэтому населению региональной столицы оказалась неинтересна и куда более активно реализуемая федеральная программа «Городская среда».

Приятную для глаз картину многие хотят видеть и ощущать не из окон своих квартир, а внутри зданий. Им же предлагается как раз наоборот. А потому далеко не каждый капитально отремонтированный двор Черкесска остаётся в целости и сохранности спустя всего 1-2 года. Люди разучились ценить то, что для них сделано, но во что они не вложили ни копейки собственных денег. Зато не раз доводилось слышать возмущённых горожан, которые самостоятельно что-то облагородили или восстановили ранее кем-то сломанное, а посторонние «зашли во двор и испортили то, что стоило жителям дома немалых средств и усилий».

Именно неумение ценить полученные с лёгкостью блага довело до плачевного состояния пилотный проект Черкесска – большую территорию по улице Октябрьской. Ещё в 2017 году в этот двор люди готовы были приходить чуть ли не с южной окраины города, настолько здесь всё было ухожено, продумано, уместно. Детский игровой комплекс, площадка для занятий воркаутом, огороженная металлической сеткой баскетбольная площадка. А также симпатичные вымощенные плиткой тротуары, крепкие скамейки, по всему периметру установленные фонари и высаженные молодые деревца. Из всего описанного в целости сохранились лишь скамейки, видимо материал оказался вандалам не по зубам. Но вот всё остальное второй год представляет собой жалкое зрелище. На баскетбольную площадку теперь можно войти с разных сторон – это кто-то помимо основного входа соорудил несколько лазов сквозь металлическую сетку.

Чтобы влезть на горку, ребёнок непременно должен быть длинноногим – иначе подняться наверх, минуя 4 поломанные ступени, не получится. Урны пропали как класс, снесены вместе с металлическим стержнем. Одно время коммунальщики ещё удивлялись происходящим во дворе метаморфозам. Но позже привыкли и к этому, потому как подобное стало происходить и на ряде других благоустроенных территорий. Что печально, весь инициированный городскими властями и созданный подрядчиками комфорт в течение многих месяцев приходил в негодность, постепенно исчезал на глазах жителей окрестных домов, а может и при их непосредственном участии. В пору снова загонять сюда строителей и восстанавливать некогда привлекательные дворы. Вот только выделение на это дополнительных средств федеральным проектом не предусмотрено. Теперь благоустроенные ранее территории – зона ответственности граждан и управляющих компаний, которым люди доверили присматривать за состоянием общедомового имущества. В таких условиях больше думаешь не о том, как получить статус дома образцового содержания. Тут не стать бы местом, смахивающим на полигон для испытаний конструкций на прочность. А за Красноармейскую, 59 стоит порадоваться. Там пока усердно оберегают то, что создано для людей. Видимо, сами переняли опыт Москвы, где умеют не только создавать интересные проекты, но и следить за их сохранностью.

Яндекс.Метрика