Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Бесполезное образование?

Бесполезное образование?
Фото yablor.ru
С распадом Советского Союза и падением «железного занавеса» у жителей нашей страны, в том числе уроженцев Северного Кавказа, появилась возможность массово оправляться на учёбу за границу. Но если одни образовательные учреждения – всемирно признанные, то пребывание в других – имеет оттенок выброшенных на ветер денег и нескольких лет жизни.
Мода на учёбу за рубежом пошла именно оттуда – из 90-х. «Летаргический сон», а затем и «смерть» союзного государства подарили жителям 1/9 части суши свободу выбора, в том числе — в вопросе получения зарубежного образования. Желание многих родителей «избавить детей от того, что пережили они», привело к повальному выезду молодёжи учиться куда угодно, лишь бы подальше от Родины. Но так как подавляющее большинство людей того времени не могли рассчитывать на отправку своих отпрысков в вузы Западной Европы и США, взоры оказались обращены на более скромные учебные заведения в соседних странах. В результате часть выпускников российских школ отправилась покорять университеты Прибалтики. Однако происходившие в Латвии, Эстонии и Литве геополитические процессы вынудили людей в скором времени вернуться на Родину.
А вот популярностью у уроженцев северокавказских республик начали пользоваться турецкие вузы. Удивляться тут нечему, всё-таки у народов немало общего – религия, национальные диаспоры, порой родственные связи в несколько поколений. Наконец, на выбор абитуриентов мог повлиять статус Турции как курортной страны, где приятно не только учиться, но и проводить свободное время, нежась на морских пляжах. Впрочем, родители отправляли молодых людей не ради забав, а для получения качественного и, что важно, востребованного во взрослой жизни образования.
Увы, на деле многое выходило как в кривом зеркале. На новом месте с отдыхом и развлечениями у выходцев с Северного Кавказа ещё куда ни шло, особенно если старшие родственники спонсировали (порой не зная, на что именно уходят деньги). Но вот с «гранитом науки» что-то происходило не так. За без малого 30 лет выпускники турецких учебных заведений, за редким исключением, не смогли найти себе применение в российских реалиях. На мировой уровень даже ссылаться не приходится – подобного опыта попросту нет. Так, дипломы вузов этой страны не котируются во многих странах, в том числе – в России. Что наводит на мысль о напрасно потраченных семейных финансовых ресурсах. Молодые люди и их родители фактически впустую отдавали деньги, взамен получая бесполезную для карьерного роста «корочку».
И примеров такого, как показала жизнь, бездумного и бессмысленного расставания с накоплениями и временем — немало. В середине 90-х годов один знакомый, учившийся в параллельной группе моего вуза, решил «круто изменить свою судьбу» и отправился в Анкару. Марат надеялся впоследствии остаться в Турции насовсем. Престижный, как говорили его родители, университет, расположенный в красивом месте, просто создан для карьерного взлёта к лучшей жизни. Кто-то из однокашников радовался почти гарантированному успеху приятеля, иные — немного завидовали… Уже в начале нулевых судьба свела с ним на одной дорожке – московского эскалатора. Оказалось, после 4 лет учёбы на юриста он так и не смог найти работу по специальности. Возвращаться в Карачаево-Черкесию не хотел, чтобы знакомые не сочли неудачником. Как-то на пляже познакомился с будущей женой – отец с матерью переехали в Турцию из Кабардино-Балкарии за год до её рождения. Знакомый несколько лет жил у неё, нигде не работал. Логическим завершением таких семейных отношений стал развод. Полученные в местном вузе знания не особо помогли и при расторжении брака. Доставшихся ему после суда денег хватило лишь на билет в российскую столицу, где жила его знакомая по интернет-переписке. Теперь вот надеется перезапустить семейный маятник. Выйти на профессиональную тропу уже немолодой (как раньше) человек и не рассчитывает. Впрочем, случай с Маратом показателен скорее из-за неудачного выбора места для получения профессии. Примеров другого порядка, особенно среди выходцев из Северокавказского региона, куда больше.
На Кавказе крен в сторону теологического образования прослеживается давно: строительство мечетей, привитие азов ислама, изучение Корана – всё это успело стать частью быта и культуры некоторых народов. Во многих семьях порой куда важнее знание 114 сур (глав) священной книги, чем грамматики русского языка или правил арифметики. Кроме того, благодаря обучению в религиозном вузе можно довольно быстро заработать почёт и уважение в мусульманской среде. Молодёжь отправляется покорять высшие учебные заведения Турции и Ирана. Порой это выглядит как бесплатная помощь от арабских покровителей. Оказавшись вдали от дома и старших, некоторые попадают под влияние неизвестных. Поначалу те предстают перед юношами в качестве примеров успешных деятелей, которые по окончании религиозного вуза смогли быстро сделать карьеру в данном направлении. На чём именно – они до поры до времени умалчивают. И лишь когда общение между ранее незнакомыми людьми становится в полной мере доверительным, а «новобранцы» с Северного Кавказа доказывают свою приверженность Вере (порой с помощью участия в мелких нелегальных мероприятиях), открывается настоящий род деятельности «покровителей» — вербовка в террористические организации. Если расспросить жителей северокавказских республик, чьи родственники отправились за границу учиться в религиозных вузах, некоторые могут рассказать о странном поведении родных во время телефонных переговоров. Спустя какое-то время общение сводилось к нулю. Впоследствии многие кавказские студенты отправлялись из аудиторий турецких университетов прямиком в преступные группировки, участвовали в боевых действиях, наводили террористическими актами страх на мирных граждан и погибали, обрекая себя не безвестную смерть, а родных – на неведение относительно места захоронения своих сыновей и братьев.
Примерно пару лет назад в социальных сетях мелькали фотографии детей с кличем отозваться, кто признает в малышах своих родственников. Когда-то их родители покинули одну из северокавказских республик, потому что отец семейства поступил в турецкий религиозный вуз. Затем пара и дети на время пропали с радаров родных. Позже выяснилось, что муж с женой были завербованы террористической организацией, переехали в Сирию, где позже погибли. За лучшей ли долей для себя и детей они отправлялись? Теперь это не имеет значения. Куда важнее делать выводы из серии схожих жизненных историй. Зачастую чрезмерное желание идти по теологическому направлению оборачивается вовсе не работой в качестве имама в одной из мечетей. Как раз массовость подобных трагедий и является одной из причин недоверия в нашей стране к дипломам турецких религиозных вузов.
И в качестве совета абитуриентам и их родителям: перед выбором заграничного обучения стоит хорошенько взвесить все указанные риски и задуматься, что именно вы можете получить в конечном счёте.
Яндекс.Метрика